Милосердие.ru. Сижу на уроке, слышу выстрелы – что делать?

Как вести себя школьнику или учителю, если в школу ворвался стрелок, и почему даже самая правильная инструкция может оказаться бесполезной, объясняют эксперты по безопасности

За каждым случаем шутинга в школе следует шквал публикаций о глубинных причинах таких поступков, о психологии подростков, школьных конфликтах и охране и так далее. В этом потоке сложно вычленить простые и понятные инструкции, которые могут стать руководством к действию в критической ситуации. Мы поговорили с экспертами по безопасности и собрали несколько правил.

В школе выстрелы: как вести себя ученику и учителю?

Основные правила поведения в случае шутинга для школьников и учителей достаточно просты. Нужно постараться избежать двух главных ошибок: паники и недооценки ситуации. Время работает не в пользу детей и педагога, и чем быстрее отреагировать, тем выше шансы эвакуироваться в безопасное место. Лучше проявить излишнюю осторожность, чем рисковать жизнью.

Вот как их формулирует алгоритм действий психолог Ольга Бочкова, руководитель собственной «Академии безопасности»:

1.Слушать педагога, если его инструкции не противоречат здравому смыслу (например, он говорит, что все это шутка, продолжаем урок)

2.При эвакуации оповестить всех, кого возможно (не замедляя свою эвакуацию).

3.Постараться связаться со службой спасения по номеру 112, сообщить, что в школе стрельба. Важно сделать этот звонок, так как нет гарантии, что кто-то другой уже сообщил (этот совет также подходит для учителей).

4.Не геройствовать и не предпринимать активные действия, которые идут вразрез общим инструкциям.

5.Не пытаться вступить в контакт со стрелком, даже если это человек, которого ты знаешь. Подробно об этом рассказывает книга «54 минуты. У всех есть причины бояться мальчика с ружьем». В ней описана история, когда стрелок приходит в школу, и очень показателен момент, когда ученик, который был в тесном контакте со стрелком, пытается с ним вести переговоры, и это заканчивается плачевно, несмотря на то, что у них были продолжительные хорошие отношения в прошлом.

А как вести себя педагогу, если в школе появился стрелок?

  1. Нужно организовать и успокоить детей, самим не поддаваться панике. Четкие, уверенные действия педагога сами по себе будут давать детям ощущение спокойствия.
  2. При наличии открытых путей эвакуации, немедленно вывести детей, если они не попадают при этом под перекрестный огонь и поле зрения стрелка.
  3. Если пути к отходу неясны, забаррикадироваться, спокойно и твердо дать детям команду выключить телефоны. Важно объяснить, что даже вибрации не должно быть слышно. Контролировать, кто из детей где находится в помещении и в каком состоянии.
  4. Не вступать в переговоры со стрелком. Нападающий настроен поразить как можно больше жертв, которые находятся в легком доступе, и вступать в переговоры он не будет, и выход к нему на разговор приведет к тому, что педагог сам пострадает или погибнет и подставит детей.


Схожие рекомендации содержатся и в материале портала «Российский учебник». Помимо инструкций на случай стрельбы, там есть и советы о том, как говорить с детьми о терроризме и опасностях.

Важно не заразить детей паникой и страхом. Детям, как и взрослым, важно знать, что зло существует, но вовсе не оно владеет этим миром. Стоит напоминать, что террористов очень мало, обычных и вполне добрых людей гораздо больше.

Можно привести аналогию с ДТП – аварии происходят постоянно, в них гибнет больше людей, чем в терактах, но все продолжают ездить. Лучший способ снизить риск – соблюдать простые и понятные правила и заботиться о собственной безопасности.

Издание напоминает и о том, как важно помогать оказавшимся рядом людям, в том числе психологически. В критической ситуации это знание запустит механизм «я сильнее, я справлюсь» и поможет справиться с собственными страхами.

Правильные инструкции могут не сработать: почему?

«Есть три типа реакции на опасность – бей, беги и замри. Нужно хорошо знать себя, проверить в близкой к реальности ситуации и учиться владеть собой, чтобы останавливать автоматическую реакцию и выбирать оптимальную стратегию», – говорит Алексей Ширшов, основатель «Натуральной школы», который начал разрабатывать и проводить тренинги безопасности для детей в 2015 году.

Современное детство, говорит педагог, огорожено от физических опасностей и дискомфорта со всех сторон. Среда детских площадок, детских центров, школ, детсадов стерильна. У многих детей нет даже опыта соприкосновения с горячими предметами или холодной водой, попавшей внутрь сапога. И нет опыта собственного действия, созидательного или разрушительного, – неважно. Нет фундамента, на котором можно строить разговор об опасности и тренировку действия. Слова из учебника ОБЖ – пустые.

Ширшов считает бесполезными любые инструкции, не подкрепленные телесным опытом действий в реальных или приближенных к реальности ситуациях. Причем сначала необходимо дать возможность действовать по наитию, чтобы выявить базовую, автоматическую реакцию на опасность, а потом уже тренировать действие по инструкции, в которой заложена оценка ситуации и выбор адекватного ей варианта реагирования.

Чтобы педагоги не теряли голову и четко действовали во время нападения, считает он, их нужно свозить на стрельбище, дать возможность послушать выстрелы. Отвезти в тир и разрешить услышать, как звучат выстрелы в помещении без наушников. К сожалению, инструкциями МВД это запрещено. Педагоги должны пострелять сами и иметь опыт хоть какого-то действия в ситуации стрельбы, например, шумовыми и светошумовыми патронами, считает Ширшов.

Что же касается детей, то, по мнению Алексея Ширшова, работать надо с конкретными детьми в конкретном классе и школе, с учетом их психологии. И это должна быть система подготовки к действиям в разных опасных ситуациях: пожар, задымление, стихийное бедствие.

Пассивные меры безопасности: светлые коридоры и рюкзаки с пуленепробиваемыми спинками

Интуитивно после каждого случая шутинга в школах хочется начать с усиления охраны. Однако исследования университета Эмлайн (США) показали, что наличие вооруженной охраны в школе во многих случаях увеличивает количество жертв. Предполагается, что наличие оружия не сдерживает, а провоцирует стрелка, тем более, что зачастую нападавшие планируют погибнуть от рук полицейских или охранников.

Поэтому в Соединенных Штатах начали переходить от усиления охраны к так называемым пассивным мерам безопасности. Так, за последние годы было построено несколько учебных заведений, в которых архитекторы ради безопасности сделали искривленные стены, чтобы дети могли уйти с траектории выстрела, и усиленные двери, за которыми можно забаррикадироваться. В окнах устанавливают стекла со специальным покрытием, защищающим от осколков, в коридорах – системы задымления. Также производители начали предлагать брелоки для учителей со встроенными тревожными кнопками или школьные рюкзаки с пуленепробиваемыми спинками.

Интересно, что традиции российской школьной архитектуры – огромные, хорошо освещенные пространства – также способствуют борьбе с буллингом и, как следствие, снижают риски вооруженной агрессии.

«Желание обидеть более слабого одноклассника, встретив его в укромном тихом месте, может не появиться только потому, что подходящего для этого места в школе нет», – говорит Полина Мальцева, бывший операционный директор негосударственной школы «Летово» в Новой Москве. По ее словам, в «Летово» пошли дальше: постарались спрямить коридоры, чтобы они легко просматривались, не было ответвлений и темных углов, а пространства под лестницами зашили гипсокартоном.

Также из соображений пассивной безопасности в школе совместили раздевалку для учеников с гардеробом для взрослых, помещение при этом сделали проходным. А шкафчики с учебниками разместили возле классов в стеклянных коридорах.

Кроме того, в этой школе отдельные входы для учеников и посетителей, и есть несколько шлюзов. Проектировщики позаботились даже о том, чтобы под дверь туалетной кабинки невозможно было просунуть руку с телефоном.

Откуда берутся шутеры?

Всего в России известно как минимум о 18 случаях стрельбы в учебных заведениях, в результате которых погибли или были травмированы люди. Список трагических инцидентов ведется начиная с 2014 года. За прошедшие восемь лет было озвучено и в ряде случаев даже проработано несколько законодательных инициатив. Однако «Милосердию.ru» не удалось обнаружить в открытом доступе официальных документов, в которых были бы проанализированы имеющиеся данные, определены наиболее частые причины преступлений и даны рекомендации как для администраций школ, так и для педагогов и родителей.

В США, где проблема шутинга возникла значительно раньше, чем у нас, и стоит гораздо острее, еще в начале 2000-х годов Секретная служба и Минобразования США запустили инициативу «Безопасная школа», чтобы выяснить, как можно предотвратить стрельбу. Результаты исследования были опубликованы в 2004 году и до сих пор остаются актуальными.

Это исследование опровергло стереотипные представления о том, что ружье в руки скорее возьмет подросток из неблагополучной семьи. Мало того – выходцами из полных и благополучных семей оказались 60 с лишним процентов нападавших. Перевести стрелки на двоечников не получилось – выяснилось, что некоторые из молодых людей незадолго до нападения подтягивали успеваемость и впечатляли преподавателей.

Не удалось однозначно связать агрессию и с ментальными расстройствами. Среди стрелков процент детей, которые были обследованы, и тех, у кого были выявлены нарушения, оказался средним по популяции.

Источник: Милосердие.ru

Другие публикации

Psycologies.Как защитить детей от сексуализированного насилия: инструкция для родителей

ЧТО СЧИТАЕТСЯ СЕКСУАЛИЗИРОВАННЫМ НАСИЛИЕМ Буду опираться на исследование проекта «Не табу», которое провели Академия Безопасности Ольги Бочковой совместно с консорциумом женских НКО и при поддержке

Подробнее