Известия. Доступ в секрет: почти половина родителей знают пароли своих детей в соцсетях

Обратной стороной игнорирования интересов ребенка являются гиперконтроль и овершеринг. Почти половина родителей выкладывают фото или видео со своими детьми в соцсети, причем не всегда спрашивая разрешения на это даже у подростков, еще столько же знают, как войти в аккаунт своего ребенка, следует из нового исследования «Лаборатории Касперского». Часто дети копируют поведение взрослых, которым также важно уметь следовать правилам. Какие фразы и поступки являются нарушением границ и как быть, если гиперконтроль кажется необходимым, — в материале «Известий».

Границы заботы

По данным опроса «Лаборатории Касперского» (есть в распоряжении «Известий»), 14% родителей — пользователей соцсетей не общаются в них со своими детьми, а 17% вовсе не заходят на их страничку. Четверть не знает, какая информация размещена в открытом доступе в аккаунте ребенка. Однако, по мнению экспертов, задуматься об этом стоит, ведь юные пользователи часто склонны к овершерингу. Как и их родители.

Есть среди взрослых и те, кто более пристально относится к активностям детей в Сети. Так, 18% опрошенных родителей отметили, что знают пароль от аккаунта ребенка в социальных сетях и периодически заходят в него. Больше четверти (29%) знают пароль, но не заходят в профиль.

Родители беспокоятся о цифровой безопасности юных пользователей, но порой могут сами нарушать ее. Среди тех, кто ведет страничку в социальных сетях, почти половина (48%) выкладывают у себя фото или видео со своими детьми или публикует посты о них. При этом респонденты, которые указывают дополнительную информацию в этих постах, отмечают имя ребенка (59%), его увлечения (42%), истории из жизни (42%), геолокацию (31%) и название учебного заведения (14%). Эксперты «Лаборатории Касперского» отмечают, что, действуя таким образом, люди могут столкнуться с рисками для онлайн-безопасности. Если родители не закрывают свой профиль в социальных сетях, данные о детях, которые они публикуют, могут попасть в руки недоброжелателей.

Часто взрослые объясняют желание публиковать посты о детях тем, что хотят сохранить воспоминания (47%), гордятся ребенком и его достижениями (44%), стремятся делиться информацией о его жизни с родственниками (42%). При этом в то же время 44% выкладывают посты только по своему усмотрению и не спрашивают согласия ребенка. Так ответили в том числе родители детей в возрастных группах 11–14 лет и 15–18 лет.

Чат расплаты: какие еще мессенджеры уязвимы для хакеров помимо WhatsApp
Эксперты назвали главные уязвимости программ для переписки и дали рекомендации, как защитить свои данные
— Дети часто копируют поведение взрослых, которым также важно следовать правилам. Спрашивать у ребенка разрешения, прежде чем поделиться его фотографией с другими, не читать переписку с друзьями, рассказать об установленной программе родительского контроля — всё это примеры позитивных правил воспитания ответственного пользователя, — отмечает Андрей Сиденко, руководитель направления «Лаборатории Касперского» по детской онлайн-безопасности.

Потребность в пространстве

Личные границы выстраиваются индивидуально. Если для одного будет совершенно нормальным, когда к нему в телефон заглядывает сосед, то для другого это покажется просто неприемлемым. Так или иначе, читать личную переписку, дневники, проверять карманы или просматривать содержимое рюкзака ребенка категорически недопустимо, убеждена Ольга Бочкова, клинический системный семейный психолог, основатель «Академии безопасности Ольги Бочковой».

— Рано или поздно ребенок узнает, что родитель этим грешит, и, естественно, это подорвет доверие к родителю, ребенок начнет тщательнее скрывать то, что скрывать в принципе не стоило. К тому же подобный контроль сказывается и на ощущении ребенка, — отмечает эксперт.

Подозрения родителей провоцируют разочарование. Если подросток обнаружит, что в его аккаунт заходили или досматривали личные вещи, восстановить доверие, возможно, получится только по истечении подросткового возраста, когда ребенок вырастет и поймет, что родитель больше не повторяет таких ошибок, считает психолог.

Другая опасность ущемления личных границ — это формирование несамостоятельного человека, который будет ждать помощи и делать всё с оглядкой, бесконечно сомневаясь в своих решениях, отмечает клинический психолог, детский нейропсихолог Кира Макарова. В реальной жизни поводов для этого еще больше.

— Если нет возможности выделить ребенку свою комнату, необходимо предоставить хотя бы свой угол — стол, спальное место, что угодно, главное, его личное. Когда ребенка лишают своего пространства, его лишают умения за что-то отвечать, — говорит собеседница.

Родители переходят черту ровно тогда, когда им становится «виднее, как лучше», считает детский психолог Екатерина Маденко. Помимо явных ошибок, таких как вход в комнату без стука или наказание молчанием, эксперт выделяет и неочевидные.

— Например, раздражительно объяснять, как надо и не надо делать, при этом удерживая ребенка за руку или плечо, — это нарушение как физических, так и психологических границ. Главный индикатор вторжения в личное пространство — это раздражение, злость, недовольство. А также фразы типа: «Сиди и молчи!», «Если бы не ты…!», «Мое слово закон», «Пока не вырос, твое мнение ничего не значит», — перечислила Екатерина Маденко.

Причины гиперконтроля

Родители идут по облегченному пути и вмешиваются в личное пространство ребенка, потому что часто не имеют сил и ресурсов для того, чтобы поддерживать доверительные отношения и не всегда знают, как воспитывать детей, объясняет Ольга Бочкова. По мнению психолога, родителям может быть страшно, что ребенок в принципе взрослеет и у него появляется частная территория, на которую он не зовет родителя. Но наличие приватности и границ не означает, что автоматически человеку есть что скрывать, это нормальное, здоровое отношение к себе.

— Я бы рекомендовала этим родителям, которые все-таки грешат захождением на чужую территорию, ни в коем случае не разглашать, что они это делают, даже если они действительно по переписке узнали о чем-то, что требует немедленного вмешательства. Очень важно найти способ объяснить ребенку, откуда еще, кроме нарушение границ, они могли узнать беспокоящую их информацию, — говорит Ольга Бочкова.

Гиперконтроль также бывает вызван повышенной тревожностью родителей, имеющей корни в их детстве. К примеру, такими же могли быть их собственные детско-родительские отношения, отмечает Кира Макарова. Кроме того, чрезмерная опека иногда связана с позицией родителей, когда ребенок рассматривается как их личный успешный проект, добавила психолог.

Но как быть, если потребность контролировать ребенка все-таки возникает, особенно в подростковом возрасте, когда существует огромный риск дурного влияния и опасных, в том числе и для его жизни, поступков?

— Для того чтобы быть в курсе информации, к которой обращается ребенок, необязательно знать его пароль от аккаунта, — говорит психолог, гештальт-терапевт Елена Масолова. — Стоит внимательно изучать те посты, которые он выкладывает, уже они могут многое сказать. Кроме того, информация, которой делится ребенок, может быть еще и поводом для общения с ним на интересную для него тему, что только улучшит контакт.

По словам психолога, несмотря на то что в подростковом возрасте для ребенка важнее сверстники, чем родители, следует помнить, что в сложных ситуациях ребенок чувствует себя маленьким и поэтому может обратиться к родителю за помощью, но лишь в том случае, если он ему доверяет.

Как избежать овершеринга

Регулярные и подробные посты о своих детях можно считать еще одной формой нарушения приватности. В целом нет строгих правил, которые бы запрещали выкладывать публикации о других пользователях без их обязательного согласия. По мнению Ольги Бочкой, в этом случае мы скорее опираемся на личные взаимоотношения и просьбы людей и прислушиваемся, если хотим сохранить с ними длительные доверительные отношения.

— Всегда можно обратиться с вопросом к самому себе: «А хотела бы я, чтобы вот такую фотографию без моего согласия выложил мой муж или моя жена, мой коллега»? Обычно ответы на такие вопросы помогают посмотреть на ситуацию со стороны и под другим углом ее раскрывают, — говорит собеседница.

По ее мнению, реальные негативные последствия могут быть в тех ситуациях, когда раскрываются персональные данные, место жительства, место обучения ребенка или фотография носит слишком интимный характер, например фото в купальнике, нижнем белье, или снимок выставляет человека в неприятном свете.

— Я бы рекомендовала как подросткам 11 лет и старше, так и взрослым людям обращаться с конкретной просьбой о том, что им не нравится такая публикация и можно ли ее удалить или разместить не на всеобщее обозрение, а на какой-то более закрытый круг людей. То, что выкладывающему пост может казаться незначительным, для ребенка может быть очень чувствительной зоной, — подчеркнула психолог.

Источник: Известия

Другие публикации

Новый очаг. Психолог Ольга Бочкова: «Каждая серия «Смешариков» — возможность обсудить с ребенком то, что ему кажется важным»

Мы узнали у клинического системного семейного психолога, недирективного игрового терапевта Ольги Бочковой, как мультфильмы знакомят детей с окружающим миром и как «Смешарики» дают ответы на

Подробнее